Много общаетесь?

Делитесь, переписывайтесь, дискутируйте...

Новый раздел сайта:

Методический навигатор        Перейти

Xpert Tabs (2)

ЕГЭ по литературе: взгляд «молодого» эксперта

За десятилетнее существование ЕГЭ по русскому языку все обо всем уже написали и рассказали. Страсти улеглись, формат известен, и многие проблемы практически решены.  Результаты ЕГЭ по русскому языку 2013 года  даже показали,  что с частью «С», т.е. с сочинением, большинство выпускников тоже справляется неплохо. И дело здесь совсем не в том, что КИМы оказались в открытом доступе – просто, видимо, в этом направлении произошел существенный сдвиг: наконец-то учителя «научились учить», а ученики «научились учиться».

Но по-прежнему совсем иначе выглядит ситуация с ЕГЭ по литературе. Думаю, это касается не только нашей, далеко не самой плохой, Гимназии. ЕГЭ по литературе, а также методика подготовка к нему для большинства учеников, да и учителей-словесников остаются неким сакральным знанием – информацией, доступной лишь немногим «избранным» - глубоким, талантливым и творчески очень одаренным людям. Долгое время не без успеха выпуская одиннадцатые классы, планомерно готовя их к ЕГЭ по русскому языку, я даже в голову не брала особенности формата ЕГЭ по литературе: никто из моих учеников не выбирал этот предмет, а на просторах интернета ходили многочисленные «страшилки», иллюстрирующие сложность и, что говорить, бессмысленность загадочного экзамена. Но в прошлом году я поняла, что пора «ломать систему»: никаких новых методических навыков в подготовке к ЕГЭ по русскому языку я уже не приобрету, а стремиться вперед необходимо. Я поставила перед собой цель пойти на курсы и стать экспертом ЕГЭ по литературе – получить доступ к той информации, которая до недавнего времени была открыта лишь немногим.

Каковы же результаты моей познавательной деятельности? ЕГЭ по литературе – интереснейший и сложнейший экзамен, требующий и от ученика, и от учителя, и от эксперта серьезной, вдумчивой подготовки.

Если говорить о структуре ЕГЭ, литература включает в себя часть «В» с кратким ответом (знание художественных текстов и литературоведения) и часть «С» (С1 – С5) – разные виды сочинений.

С частью «В» все понятно, а вот блок «С», который проверяется экспертами и не исключает так называемого человеческого фактора заслуживает отдельного пристального рассмотрения.

Критерии оценки сочинений С1 – С3, С2 – С4 и С5 не являются тайной и, конечно, доступны не только экспертам. А вот собственная интерпретация этих критериев, их формулировок – это, пожалуй, та проблема, с которой постоянно сталкиваются и ученики, и учителя и даже сами члены экспертной комиссии, к числу которых принадлежу теперь и я.

Задания С1 и С3 предполагают конкретный ответ на проблемный вопрос по фрагменту из эпического или драматического текста и лирическому тексту – соответственно. Подобное задание считается выполненным, если выпускник, отвечая на вопрос, опирается на авторскую позицию (это самое главное!) и демонстрирует умение анализировать текст. Здесь необходимо обратить внимание ученика на то, что он обязан правильно сформулировать именно авторскую позицию, не высказать свою точку зрения, не охарактеризовать свое отношение к героям и их поступкам, а понять, что хочет сказать автор – верно интерпретировать авторскую цель высказывания. Задача для многих наших учеников, привыкших исключительно к самовыражению, практически невыполнимая.

Но проблема, на мой взгляд, заключается в том, что и для многих учителей подобная задача оказывается слишком сложной. И дело здесь, как мне кажется, вовсе не в недостатке филологического образования, а в разнице интерпретаций художественных произведений различными литературоведами в различные исторические периоды (интерпретация образа Обломова в советском и постсоветском литературоведении – думается, неплохой пример). Кроме того, никто не отменял такого понятия, как открытый финал.  Победитель или побежденный Чацкий? Победила или побеждена Катерина? Есть ли у ночлежников из пьесы «На дне» надежда на спасение? На курсах нам много раз повторяли: ученик имеет право интерпретировать текст, эксперт – нет. Но где грань между точкой зрения автора и ее интерпретацией? Как умело отличить, что перед нами: «писательский замысел» или «читательский домысел» (замечательная формулировка заведующей кафедры филологического образования СПбАППО М.Б. Багге)?  Конечно, эксперт обладает большим читательским опытом, чем выпускник, образование, общая эрудиция  эксперта могут позволить ему «расшифровать» авторский текст, выявить его главную мысль. В конце концов, есть спасительный 1 балл, который ставится, если «экзаменуемый понимает суть вопроса, но не дает прямого ответа на вопрос или не опирается на авторскую позицию, ограничиваясь собственной точкой зрения». Только и этот один балл еще надо заслужить. По опыту проверки работ прошлого года знаю, что за тезис – прямой ответ на вопрос ученики склонны принимать любой ответ, даже не имеющий никакого отношения к авторскому замыслу. Приведу простой пример. На вопрос ЕГЭ «Как противопоставлены героиня и рассказчик в «Старухе Изергиль» М. Горького?» многие ученики отвечали незамысловато: по половому признаку. Можно ли это назвать «собственной точкой зрения»? Думаю, нет, потому что очевидно полное непонимание «сути вопроса».

Но как не упустить действительно глубокую работу, достойную максимального балла? Как верно оценить читательскую интерпретацию семнадцатилетнего человека, который пока только собирается серьезно заняться филологией (а может, и не филологией)? К сожалению, многие вопросы для меня так и остались без ответа, но, возможно, мне просто не хватает опыта проверки.

Еще одним препятствием становится подмена анализа пересказом, тем более что за пересказ эксперт должен поставить 0 баллов. Из ЕГЭ по русскому языку все примерно представляют, что такое аналитический пересказ (К2). Но уместить его всего лишь в пять предложений сочинения по литературе, а потом справедливо оценить – для многих тоже весьма трудная задача. Варианты решений этой задачи готовы предложить все эксперты, и у каждого решение свое, поэтому горячие споры во время проверки – процесс вполне естественный и закономерный. Тем более что в среде экспертов нет общего мнения даже по такому, казалось бы, элементарному вопросу, как выявление авторской позиции в целом тексте или только во фрагменте, предложенном в КИМе для анализа. Что остается делать несчастному ученику? Ждать и надеяться на пресловутый «человеческий фактор».

Задания С2 и С4 предполагают сопоставительный анализ разных текстов. Здесь недостаточно назвать произведения, в которых есть схожие сюжетные линии, затрагиваются одинаковые проблемы или представлены идентичные художественные образы.  Необходимо уметь обосновать свой выбор и сопоставить чужой текст с текстом, предложенном в КИМе. Если сопоставление ученикам более-менее удается (находить общие и различные черты учат еще с 5-ого класса), то обоснование собственного выбора – проблема, почти неразрешимая. А ведь в системе ЕГЭ даже убедительное сопоставление без обоснования лишает выпускника двух баллов из четырех возможных. Что же такое обоснование? Сложность в том, что и здесь эксперты не могут прийти к единому мнению. Одни расшифровывают это понятие с опорой на ЕГЭ по русскому языку (К4: «автор совершенно прав, потому что…»). Но в таком случае достаточным обоснованием будет даже подобное предложение: «Я выбираю это произведение, потому что в нем тоже присутствует… сцена дуэли, сцена смерти, сцена признания, сцена покаяния и т.д.» Достаточно ли убедительно подобное обоснование, с точки зрения анализа? Еще один большой вопрос! Скорее всего, обосновывая свой выбор, необходимо прежде всего проанализировать выбранный эпизод, оценить авторский замысел. Но возможно ли это в рамках сочинения в пять предложений? И снова вопрос, ответ на который трудно дать не только ученику, но и эксперту.

О верном выборе художественных произведений для сопоставительного анализа я уже и не говорю. Какие знания литературы должен продемонстрировать ученик, чтобы эксперт не мог уличить его в подмене авторской позиции, в искажении авторского замысла!

Наконец, задание С5 – небольшое классическое сочинение,  представляющее собой ответ на проблемный вопрос. Здесь у выпускников есть кое-какая свобода: они, как это было раньше, могут выбрать одну из трех предложенных тем.  С5 – самое «дорогое» задание, за которое можно получить до 14 баллов. В этой работе ученик должен продемонстрировать не только умения определить авторскую позицию и проанализировать художественное произведение, но и навыки составления логически выстроенного текста. Необходимо выдвинуть тезис, анализируя текст, подобрать доказательства этого тезиса, показать знание произведения и теоретико-литературных понятий и при этом не допустить речевых ошибок. Сложность  в этой работе и для ученика, и для эксперта вызывает первый же критерий – «глубина раскрытия темы сочинения и убедительность суждений». Если даже выпускник понимает, «про что написано произведение», но не выдвигает четкого тезиса, т.е. не дает прямого связного ответа на вопрос, по первому критерию работа не оценивается. А это, в свою очередь, влечет за собой следующее: «задание части 3 считается невыполненным и дальше не проверяется». Вот и приходится нам играть в «плохой-хороший эксперт»: можно ли в работе зацепиться хоть за что-то и проверить сочинение по другим критериям или стоит прислушаться к советам старших товарищей о том, что «литература – экзамен далеко не для всех», и остановить ученика еще на подступах к будущему филологическому образованию? По факту, получается «повезет – не повезет», что и рождает потом многочисленные слухи о необъективности экзамена и некомпетентности экспертов.

Вот в двух словах те проблемы, с которыми столкнулась лично я, когда впервые села проверять работы одиннадцатиклассников. Может быть, беда ЕГЭ по литературе состоит лишь в том, что у экспертов нет «ответов» (кстати, они есть, например, у экспертов ЕГЭ по русскому языку), в которых четко прописана авторская позиция и сформулирован тезис? Может быть, мы слишком сильно закручиваем гайки, поэтому литература остается чуть ли не единственным экзаменом, который, по статистике, Санкт-Петербург сдает хуже, чем вся Россия? Может, надо как-то по-другому готовить экспертов? Не знаю…  Могу только сказать, что опыт проверки ЕГЭ по литературе в 2013 году оказался для меня бесценным. В первый день с трясущимися руками я еще бегала к так называемым экспертам-консультантам и советовалась с ними. Потом я поняла, что даже сами эксперты-консультанты на один и тот же вопрос отвечают совершенно по-разному и перестала тратить на это время. В итоге справилась сама. Через эмоциональное «я никогда этому не научусь» к адекватному «думаю, я все правильно сделала»: «опыт – сын ошибок трудных»…

Вывод же я для себя сделала один:  литература – действительно один из труднейших экзаменов, сдаваемых сегодня в формате ЕГЭ. Но от этого она точно не перестала быть интересной. Просто к литературе надо много и серьезно готовиться.

Работы выпускников, способных читать и вычитывать, анализировать текст и верно интерпретировать авторский замысел, сопоставлять и делать правильные выводы, обычно видны сразу. Но, к сожалению, таких работ лишь единицы. По крайней мере, из всех проверенных мною я обратила внимание лишь на две, одна из которых не могла быть оценена так, как она того заслуживает, потому что была не закончена. Очевидно, что умному ученику просто не хватило времени. Обидно! Но экзамен есть  экзамен – тут ничего не поделаешь!

Что же остается учителю? Изучать литературу вместе с учеником, потому что одному семнадцатилетнему человеку трудно со всем этим самостоятельно справиться. Впрочем, как говорили древние, «дорогу осилит идущий». Думаю, и сдающих ЕГЭ по литературе, и проверяющих его это тоже касается.

Добавить комментарий
  • NOVA - сайт учителей Академической гимназии № 56