Много общаетесь?

Делитесь, переписывайтесь, дискутируйте...

Новый раздел сайта:

Методический навигатор        Перейти

Xpert Tabs (2)

Граф Федор Толстой и русская литература

Граф Федор Толстой и его отношения с русской литературой

(к 230-летию со дня рождения)

Начало 1825 года ознаменовалось выходом из печати альманах «Русская Талия», где были опубликованы сцены из «Горя от ума» (7—10 явления второго и все третье действие). Появление сцен из «Горя от ума» дало повод критикам разных направлений высказать и свои суждения о комедии, давно уже хорошо им известной в рукописи. В течение всего 1825 года, вплоть до событий 14 декабря, не прекращались журнальные споры. Наиболее ярые противники «Горя от ума» с удивлением замечали, что комедия произвела такой шум в журналах, какого не производила «Недоросль» Фонвизина. Одним из первых печатных высказываний о «Горе от ума» явился отзыв Н. А. Полевого в его рецензии на альманах «Русская Талия». Отзыв Полевого появился в только что основанном им прогрессивном журнале «Московский телеграф». «Еще ни в одной русской комедии не находим мы таких острых новых мыслей и таких живых картин общества, какие находим в комедии «Горе от ума», — писал критик.

Свое отношение к комедии Грибоедова Белинский понятно изложил в критической статье «Литературные мечтания» Критик впервые поставил Грибоедова в ряд крупнейших русских писателей XVIII — начала X1Xвека, отмечая достоверность характеров — не построенных по схеме, а «снятых с натуры во весь рост, почерпнутых со дна действительной жизни» и возведенных силою художественного гения в «типы» .И. А. Гончаров в критическом этюде «Мильон терзаний» писал: « Вся пьеса представляется каким-то кругом знакомых читателю лиц, и притом таким определенным и замкнутым». Одним из таких легко узнаваемых читателем был, без сомнения, Федор Иванович Толстой.

Американец и цыган
На свете нравственном загадка,
Которого, как лихорадка,
Мятежных склонностей дурман
Или страстей кипящих схватка
Всегда из края мечут в край
Из рая в ад, из ада в рай,
Которого душа есть пламень,
А ум – холодный эгоист.
Под бурей рока –твердый камень,
В волненье страсти–легкий лист.

Картежник и гуляка, дуэлянт и путешественник, патриот и сорвиголова- это все он, Ф.И.Толстой–Американец Граф родился в 1782 году. Окончил Морской Кадетский Корпус и начал службу в Преображенском полку . Служба в полку могла стать самым интересным приключенческим романом, если бы кто-нибудь написал этот роман. Значительность графа даже выражалось в том, что он с головы до ног был татуирован Да, еще как! Павло-пасадский платок, чудо-птица, змеи и прочая чертовщина.

Служба не очень обременяла молодого человека, и он искал острых ощущений. Толстой быстро завоевал славу отменного забияки, с которым опасно связываться, так как мастерски владел шпагой, саблей, превосходно стрелял из пистолета. Дуэль следовала за дуэлью, открылся счет убитым, а также покоренным сердцам. Матушки крестились, стараясь уберечь дочек от рокового взгляда беспутного красавца. Однажды повздорив с полковником, плюнул ему в лицо. Оскорбленный вызвал Федора на дуэль, во время которой получил тяжелое ранение. Графа посадили в тюрьму.

Свой дом в Петербурге Федор превратил в Монте – Карло и приглашал туда самых разных людей. Бывали у него Жуковский и Вяземский, Грибоедов и Пушкин Толстой производил на всех незабываемое впечатление. Эти впечатления остались на страницах романов, повестей, рассказов. Во время обеда Федор рассказывал о своих необычных приключениях. Артист и талантливый импровизатор, он придумывал такие невероятные истории. Под впечатлением этих рассказов Грибоедов в своей комедии “Горе от ума” писал:

Но голова у нас, какой в России нету,
Не надо говорить, узнаешь по портрету.
Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом
И крепко на руку нечист,
Да разве умный человек и может быть не плутом.
Когда ж о честности высокой говорит,
Каким–то демоном внушаем.
Глаза в крови, лицо горит,
Сам плачет, и мы все рыдаем.

Толстой сразу же узнал себя, встретив Грибоедова, спросил:

– Ты что это написал, будто я на руку нечист?

– Так ведь все знают, что ты передергиваешь, играя в карты.

– И только–то? – искренне удивился Федор, – так бы и писал, а то подумают, что я табакерки со стола ворую.

Грибоедов только пожал плечами ,но надо было знать Грибоедова, обладавшего исключительным умом и тактом. Когда уже после его смерти комедия была напечатана, после процитированных строк стояла звездочка, а сноска внизу гласила: «Ф.Т. передергивает, играя в карты, табакерки он не ворует». Однажды граф Толстой в очередной раз опроверг слух о своём взяточничестве, показав при этом, что не обделён чувством юмора. На одном из первых представлений «Горя от ума» в театре он присутствовал в качестве зрителя и, как и следовало ожидать, привлёк своим присутствием внимание публики к себе. После монолога Репетилова он встал и громко сказал, обращаясь к публике: «Взяток, ей-богу, не брал, потому что не служил!», что было встречено аплодисментами.

Пушкин был другим: вспыльчивым, азартным Поэт ,зная о нечистой игре Федора, сел с ним играть. Убедившись, что Американец передергивает, он расстался с иллюзиями. Когда в конце игры Толстой потребовал деньги, Пушкин засмеялся: « Ну что вы, граф, нельзя же платить такие долги».

– Почему? – удивился Американец.

– Вы же играете наверняка.

После такого замечания Толстой должен был вызвать Пушкина на дуэль, но вокруг сидели люди, которые считали Александра Сергеевича восходящей звездой русской поэзии. Их мнением Федор дорожил и ссориться с ними из–за безусого юнца не хотел. Решив обратить все в шутку, Толстой изысканно поклонился и сказал:

– Только дураки играют на счастье, а я не хочу зависеть от случайностей и поэтому исправляю ошибки фортуны.

Все окончилось мирно, но в глубине души Фёдор затаил злобу на Пушкина, и когда поэта выслали из Петербурга, Толстой стал под большим секретом рассказывать, что Александра Сергеевича вызвали в тайную канцелярию Его Величества и там высекли. Сплетня быстро распространилась по столице, но Пушкин узнал о ней несколько месяцев спустя, уже в Екатеринославе. Он был взбешен и, несмотря на предписание царя, хотел вернуться в Петербург, чтобы драться с Толстым на дуэли. Однако написал эпиграмму, назвав графа картежным вором .Конечно, Толстой об этом узнал, написал что-то в ответ .Отношения стали совсем напряженными. Во время ссылки, долгих шесть лет, Александр Сергеевич готовился к дуэли. В Одессе он ходил гулять с толстой железной палкой. Подбрасывал ее высоко в воздух и ловил, а когда кто–то из друзей спросил, зачем он это делает, поэт ответил: “Чтобы рука была тверже, если придется стреляться, чтобы не дрогнула”. В Михайловском, вместе со своим соседом, Алексеем Вульфом, он по несколько часов в день стрелял в звезду, нарисованную на воротах баньки. В 1826 году Николай I вернул Пушкина из ссылки. Сразу же после аудиенции с царем Александр Сергеевич послал секунданта к Ф.Толстому. К счастью, Американца дома не оказалось, а впоследствии дуэль удалось предотвратить. Очень скоро отношения резко изменились, Толстой оказался в роли свата , когда Пушкин решил жениться на Наталье Гончаровой. Толстой стал прототипом персонажей Пушкина. В романе «Евгений Онегин» Толстой выведен как дуэлянт Зарецкий, секундант Ленского в его дуэли с Онегиным. Его Пушкин описывает следующим образом:

В пяти верстах от Красногорья,
Деревни Ленского, живет
И здравствует еще доныне
В философической пустыне
Зарецкий, некогда буян,
Картежной шайки атаман,
Глава повес, трибун трактирный,
Теперь же добрый и простой
Отец семейства холостой,
Надежный друг, помещик мирный
И даже честный человек:
Так исправляется наш век!

Из этих строк видно, что Пушкин уже помирился с Толстым, когда их писал: Толстой в них — «честный человек», и давно не «глава повес», а «отец семейства холостой», причём последнее является намёком на продолжительное внебрачное сожительство Толстого с цыганкой Тугаевой. Ниже Пушкин даёт знать о своём дружеском отношении с Толстым:

Он был не глуп; и мой Евгений,
Не уважая сердца в нем,
Любил и дух его суждений,
И здравый толк о том, о сем.
Он с удовольствием, бывало,
Видался с ним…

Лотман считает, что если в основе образа Зарецкого и лежит Фёдор Толстой, то все же Пушкин подверг черты реального прототипа существенной переработке. В частности, Зарецкий «с коня калмыцкого свалясь» попал в плен, а Толстой являлся преображенским (то есть гвардейским пехотным) офицером и никогда в плену не бывал.

Лев Николаевич Толстой был двоюродным племянником Американца. Личные качества графа также вдохновили Толстого на создание персонажей. В рассказе «Два гусара» старый гусар граф Турбин описан как «картёжник, дуэлист, соблазнитель», с использованием черт характера Федора Толстого. –«Уж я тебе говорю, это тот самый дуэлист –гусар… Да ведь надо знать, кто это? Мигунову кто увез? Он. Саблина он убил, Матнева он из окошка за ноги спустил, князя Нестерова обыграл в карты на триста тысяч. Ведь какая отчаянная башка, надо знать! Картежник, дуэлист, соблазнитель» В своём наиболее значительном произведении — романе «Война и мир» — личность Долохова, любителя карточных игр и участника многих дуэлей, хладнокровного и жестокого, также была отчасти списана с Ф. Толстого, хотя основным прототипом этого холодного персонажа послужил не буйный Толстой-Американец, а партизан Фигнер Лев Толстой, родившийся в 1828 году, был с детства знаком со своим двоюродным дядей (а после его смерти ещё долгое время поддерживал связь с вдовой и дочерью графа). Полученные при этом впечатления он позднее записал в своих мемуарах. В одном из них он так пишет о графе: «Помню, он подъехал на почтовых в коляске, вошёл к отцу в кабинет и потребовал, чтобы ему принесли особенный сухой французский хлеб; он другого не ел. […] Помню его прекрасное лицо: бронзовое, бритое, с густыми белыми бакенбардами до углов рта и такие же белые курчавые волосы. Много бы хотелось рассказать про этого необыкновенного, преступного и привлекательного человека». Из этого следует, что Лев Толстой гордился своим пресловутым родственником, несмотря на его скандальное прошлое. Сын Льва Толстого, Сергей, посвятил Толстому-Американцу уже настоящее биографическое исследование.

Три самых известных писателя уделили внимание на страницах своих произведений графу Толстому .Каждый из них видел в этом человеке разное. Грибоедов восторгался прекрасным рассказчиком. Пушкин отмечал азартность в карточных играх и буйность нрава. Толстой принимал своего родственника таким, каким он был в действительности и гордился им.

Литература

  1. Толстой С. Л. Фёдор Толстой-Американец.
  2. Толстой И. Л. Мои воспоминания — М., 1969.
  3. Бонди С. Черновики Пушкина — М., 1971.
  4. Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII — начало XIX вв.) — СПб., 1994.
  5. Поликовский А. Граф Безбрежный. Две жизни графа Федора Ивановича Толстого-Американца — Минувшее, 2006. — 200 с. — ISBN 5-902073-49-9.
  6. Хафизов О.Э. Дикий американец — Аграф, 2007. — 382 с. — ISBN 978-5-7784-0349-9.
Добавить комментарий
  • NOVA - сайт учителей Академической гимназии № 56