Много общаетесь?

Делитесь, переписывайтесь, дискутируйте...

Новый раздел сайта:

Методический навигатор        Перейти

Xpert Tabs (2)

Диалог с историческим текстом

Ирина Валентиновна МАЛЫГИНА, учитель истории
Бавленской средней школы Кольчугинского района Владимирской области

-

МЕНТАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ИЛИ ВОЗМОЖНОСТИ ДИАЛОГА С ИСТОРИЧЕСКИМ ТЕКСТОМ

-

Гимназия 56 - статьи педагогов других ОУ - сотрудничество и публикации - сайт NOVA

Приглашение к диалогу с прошлым всегда звучит для меня таинственно… Едва угадываю размытые контуры далёких фигур, ощущаю лёгкий озноб и волнение первооткрывателя. Диалог с прошлым в прямом смысле этого слова затруднён, конечно. Совершенно ясно, что ежедневно человечество теряет возможности задавать вопросы очевидцам истории. Поколения людей уходят в прошлое безвозвратно, так устроена жизнь. Но означает ли это, что диалог с ушедшими поколениями не возможен? Нет! Коммуникации особого рода – диалоги с историческим текстом волнуют меня сейчас так же сильно, как и в самом начале профессионального пути. Пришел ли опыт подобного диалога? Сформировалась ли технологическая основа такой коммуникации? Совсем не стесняюсь ставить эти вопросы, потому что, даже достигнув высоких результатов, понимаю, что технология ментального анализа исторического текста универсальна в гораздо меньшей степени, нежели индивидуальна для каждого исследователя. А потому определимся с теорией проблемы.

Ментальный анализ исторического текста – это аналитическая конструкция, введённая в обиход историка адептами исторической антропологии. Историческая антропология[1] в практике уроков по ментальной истории, элективного курса «Начальная история посёлка Бавлены в исторических источниках», а также в системе работы школьного музея «Мои земляки». Используя фрагменты этих материалов и опыт авторских мастер-классов по исторической антропологии, я хотела бы остановиться на вопросах технологии ментального анализа исторического текста.

Итак, технология ментального анализа универсальна в гораздо меньшей степени, нежели индивидуальна для каждого исследователя. Истоки этой индивидуальности в том, что исторический текст может быть опубликован десятки лет назад, изучен многими исследователями, и, тем не менее, возможность обнаружения новой информации сохраняется. Это парадоксальное утверждение объясняется тем, что каждое новое исследование предстаёт уникальным авторским диалогом исследователя с текстом. Из того, какие вопросы задаст исследователь, из того, какие ответы он услышит и складывается уникальность полученной информации. Если мы поставим цель создать универсальную технологию ментального анализа, мы уничтожим неповторимость авторского диалога с текстом и лишимся возможности бесконечного плодотворного исследовательского поиска. Однако, если взглянуть на эту проблему иначе, мы увидим, что сама идея диалога исследователя с текстом технологична и раскладывается на вполне универсальные шаги: шаг первый – задаём вопрос, шаг второй – слушаем ответ. А вот уже задавать вопрос каждый исследователь будет по – своему, и слушать ответ – тоже индивидуально.

В настоящей статье я предлагаю вниманию коллег собственную стратегию ментального анализа исторического текста. Эта стратегия индивидуальна, но сознательно сформирована с существенным элементом универсальности и технологичности.

Как задать вопрос, обращённый к ментальному полю текста?

  • Во-первых, следует внимательно прочитать текст, вдумываясь в его смысл, и выделить «странности текста». Именно так мы осознаём своеобразие ментального поля другой эпохи. Это своеобразие может быть неочевидным, поскольку наше сознание расшифровывает текст, игнорируя эти «странности» (дело в том, что мы склонны понимать текст через современное мировоззрение). Например, видите ли Вы «странности» этого текста?

Характер императора Юстиниана I

 

Итак, это был василевс исполнен хитрости, коварства, отличался неискренностью… Неверный друг, неумолимый враг, страстно жаждущий убийства и грабежа, большой любитель нововведений и переворотов, легко податливый на зло… Ко всему прочему он отнюдь не брезговал доносами… Прокопий Кесарийский. Тайная история. 550г.

Обратите внимание на то, что характеристики «страстно жаждущий убийства и грабежа» и «большой любитель нововведений» в тексте не противопоставляются. Эти характеристики в равной мере осознаются как отрицательные, что совершенно не характерно для современного сознания. Обнаружив эту «странность текста», мы формулируем вопрос о том, как в византийском средневековом обществе относились к нововведениям. И, обсуждая эту проблему с учениками, уже в 6 классе можем ввести сложнейшее понятие традиционного общества.

  • Существуют интересные упражнения, которые тренируют способность обнаруживать «странности текста». Например, учитель может предложить ученикам фрагменты исторического текста с пропусками. Задание дополнить текст сопровождается пожеланием сделать это не со своей позиции, а, например, с точки зрения средневекового человека. Такое задание создаёт ментальное поле для возникновения диалога. Внутренний вопрос «Как бы ты сказал?» обращается к человеку другой эпохи. Богатейший материал для подобных упражнений предоставляет нам текст XVI века «Домострой»:

Если подарит кому-то Бог … - дороже это камня многоценного.

Если подарит кому-то Бог жену хорошую - дороже это камня многоценного.

Доброю женою блажен и муж, и число его жизни…

Доброю женою блажен и муж, и число его жизни удвоится.

Жена… – венец своему мужу.

Жена добрая, трудолюбивая, молчаливая – венец своему мужу.

  • Во-вторых, для того, чтобы ученики смогли сформулировать вопрос, обращённый к сознанию человека другой эпохи, учителю следует обратить их внимание на форму ментального вопроса.

Каким было представление о... ? – о власти, о народе, о добродетелях и др.

Каким было отношение к … ? – власти, народу, личностным качествам и др.

В чем заключаются особенности … сознания? - политического, этнического, этического сознания и др.

  В матрицу ментального вопроса исследователь вкладывает содержание, обусловленное тематикой исторического текста. Например, переписка Ивана Грозного с князем Курбским даёт богатейший материал для характеристики политического сознания эпохи, поскольку оппоненты спорят о власти. Ученик – исследователь может включиться в этот диалог. В этом случае он сначала выявляет особенности отношения ко власти средневекового человека, а затем сопоставляет средневековый взгляд со своим – современным. Однако, этот же текст содержит много нравственных категорий. Опираясь на эту переписку, исследователь может характеризовать не только политическое, но и этическое сознание эпохи. Строго говоря, мировоззренческий пласт исторического текста всегда содержит полилог, поскольку мировоззрение человека - это переплетение взглядов на многообразный мир. Поэтому один и тот же текст может стать основой исследований с разной тематикой.

  • В этом смысле начинающему исследователю очень полезно предложить упражнение на составление множества ментальных вопросов (или множества исследовательских тем) к одному тексту, например:
Я не делал зла. Я не убивал. Я не приказывал убивать. Я не крал. Я не лгал. Я не был причиной слёз. Я не поднимал руку на слабого. Я не завидовал. Я не сквернословил. Я не говорил дурного о царе. Я не пренебрегал богами. Я чист, я чист, я чист, я чист! Клятва на суде Осириса

Обратите внимание на то, что очевидные вопросы «Какими были этические представления древних египтян?» или «Какого человека древние египтяне считали хорошим?» не являются единственно возможными. По этому тексту можно изучать отношение к власти (Я не приказывал убивать), отношение к собственности (Я не крал), отношение к религии (Я не пренебрегал богами), представление об этикете (Я не сквернословил), о социальной иерархии (Я не поднимал руку на слабого) и прочее. Понятие чистоты (Я чист, я чист, я чист, я чист!) особенно интересно с точки зрения ментального анализа, поскольку очевидно включает в себя весь мировоззренческий комплекс.

Итак, ментальный анализ начинается с вопроса исследователя, задать его не просто. Услышать ответ через толщу веков ещё сложнее!

Как услышать ментальный ответ? Как взглянуть на мир глазами ушедших уже поколений? Как ощутить прикосновение истории? Каждый исследователь найдёт свой путь, и, тем не менее, когда исследователь – ученик, полезно дать некоторые рекомендации. Например, учитель может проиллюстрировать примерами виды ментального анализа.

  • Статистический анализ. Этот вид анализа всегда связан с подсчётом количественных изменений, отражённых в тексте. Я бы хотела привести пример статистического анализа из работы моей ученицы для иллюстрации методики. Работа называлась «30-е годы в истории посёлка Бавлены» и была написана по газетным публикациям того времени. В этой работе мы считали количество заметок о Бавленах в каждом году. Получился весьма красноречивый график, на котором видны всплески интереса к посёлку. И, конечно же, возник вопрос о том, чем они объясняются.

Pic-hs001

Оказалось, что особый интерес объясняется конкретными событиями в жизни посёлка. В частности, в 1933 г. «Голос кольчугинца» публикует множество заметок о приезде в Бавлены американских рабочих для «строительства социалистического общества», и очевидный смысл этих заметок – это приветствие.

  • Сравнительный анализ. Этот вид анализа предполагает сравнение текстов. Я обращаю внимание своих учеников на сравнение языковых структур – какие местоимения, эпитеты употребляются в разных текстах, в каком времени, наклонении употребляются глаголы (и прочее) и какую информацию подобное различие несёт. Например, в работе «30-е годы в истории посёлка Бавлены» мы сравнили употребление местоимений «мы» - «они» в заметках, посвящённых американцам в Бавленах. Оказалось, что все эти тексты, на первый взгляд выражающие одобрение и радость по поводу приезда американцев, представляют собой противопоставление своих (мы) и чужих (они). Следовательно, событийная история 1933 года может быть записана так: в жители Бавлен с радостью встречали высококвалифицированных рабочих из Америки, а ментальная история звучит иначе: американцы так и остались чужаками в посёлке. Интересно, что эти мысли не противоречат, а дополняют друг друга. Ментальная история в определённой мере объясняет, почему американцы уехали из Бавлен, почти все.
  • Семантический анализ. Этот вид анализа предполагает выяснение смысла слов и понятий. Если исходить из того, что представления людей меняются во времени, то уловить это изменение можно, прежде всего, через изменение смысла слов. В названной выше работе было выявлено изменение смысла слова «кулак» в 30-е годы, связанное с расширением понятия. Сначала так называли человека, использующего наёмный труд, позже - любого человека вообще, поскольку «кулак маскируется». Хочу отметить, что это очевидное для историков ментальное изменение было обнаружено именно в текстах источников, а не в монографической литературе.

Каждый вариант анализа, а чаще их сочетание, объективно ведёт ученика к открытию особенностей ментального поля эпохи. Хочу особо отметить, что применяя методику ментального анализа при исследовании краеведческого (а значит, мало известного) текста, мы многократно увеличиваем вероятность нахождения объективно новой информации.

Обобщая сказанное, хочу отметить, что изложенные выше идеи были реализованы в практике работы учителя истории. Диагностика результатов проводилась по нескольким направлениям. Внешняя диагностика (оценивание проведённого исследования через экспертизу исследовательских конференций разного уровня) выявила высокий уровень исследовательских навыков учеников, работавших в технологии ментального анализа. Многосторонняя самодиагностика, которая предполагает оценивание проведённого исследования самим учеником (автором), учениками (аудиторией его класса), учителем (его научным руководителем) подтвердила полученные результаты и выявила положительную динамику. В настоящее время диагностический инструментарий учителя – специалиста по ментальному анализу может быть пополнен. Речь идёт о диагностике сформированности индивидуальных стратегий ментального анализа исторического текста. Ментальный диалог всегда индивидуален – мне предстоит выяснить, насколько интенсивно формируются авторские стратегии ментального анализа у моих учеников. Всегда ли они повторяют предложенную учителем стратегию или идут дальше? Содержат ли индивидуальные стратегии рациональный компонент, возможно упущенный учителем? Именно таким образом я формулирую перспективы собственной исследовательской деятельности. И по-прежнему, приглашение к диалогу с прошлым звучит для меня таинственно…

Список использованной литературы

  1. Битянова М.Р. Антропологический подход к решению проблем успешности обучения ребенка в школе // М.Р. Битянова, О.И. Глазунова. Московский городской психолого-педагогический университет; Психологический институт РАО // Психологическая наука и образование. 2005. № 1.
  2. Битянова М.Р.Работа с ребенком в образовательной среде: решение задач и проблем развития: Науч.-методич. пособие для психологов и педагогов. М. МГППУ. 2006.
  3. Битянова М.Р.Разработка и внедрение гуманистической модели образовательной системы: учеб.-методич. пособие // Битянова М.Р., Беглова Т.В. М.: Педагогический университет «Первое сентября». 2006.
  4. Битянова М.Р. Во тьме ночи и при свете дня. Антропологический подход в образовании // Школьный психолог. 2008. №3
  5. Слободчиков В.И., Исаев, Е.И. Психология развития человека. Развитие субъективной реальности в онтогенезе. М. Школьная пресса. 2000.
  6. Слободчиков В.И., Исаев, Е.И.Психология человека. Введение в психологию субъективности. М. Школа-ПРЕСС. 1995.
  7. Cлободчиков В.И. Инновации в образовании: основания и смысл // Исследовательская работа школьников. 2005. №3.
  8. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология образования человека. Становление субъектности в образовательных процессах. Учебное пособие. Издательство Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. 2013
  9. Сериков В.В. «Развитие личности в образовательном процессе». М. Логос. 2012.
  10. Фирсова А.Е. Применение антропологического подхода в современной отечественной педагогической теории и инновационной образовательной практике // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 6.
  11. Ле Гофф Ж.: Исторический синтез и школа Анналов. М. "Индрик".1993.
  12. Дюби Ж.. Развитие исторических исследований во Франции после 1950 года // Одиссей. Человек в истории. Культурно – антропологическая история сегодня. Академия Наук СССР. Институт всеобщей истории. М. Наука. 1991.
  13. Бессмертный Ю.А. Школа "Анналов": весна 1989 г. // Европейский альманах. История. Традиции. Культура. М., 1991.
  14. Гуревич А.Я. Исторический синтез и школа "Анналов". М., 1993.
  15. http://www.rggu.ru/ - сайт РГГУ, на базе которого существует Российско-французский центр исторической антропологии им. М. Блока

[1] Авторский курс по исторической антропологии представляет собой систему уроков в классах с 5 по 11, а также систему занятий в школьном музее. Отдельные разработки были представлены в конкурсе «Учитель года России», а также опубликованы в «Учительской газете» и сборнике «Лучшее от лучших» в 2008г.

Добавить комментарий
  • NOVA - сайт учителей Академической гимназии № 56